2 комментария
космодесантник в тюрьме
— Жжгллл — врезалось в уши заключенных лязганье проржавевшего механизма силовых дверей в 208015 камере 5632-й Галактической тюрьмы.
Здесь, на окраине Млечного Пути, в туманности угольного совка, не слишком заботились о комфорте ушей арестантов. Впрочем, чиновники этой забытой Богом туманности вообще мало о чем заботились последние кварки космовремени. Всё время оные посвящали набиванию собственных карманов пачками галактовалюты, и подобострастному изображению своей бурной деятельности перед Галактосоюзом надеясь, что последний подпишет с ними договор об ассоциации.
— Привели, Мерл! — сказал коренастый арестант с уставшим от жизни взглядом, своему полноватому соседу по камере.
— Я вижу, Ларс. Это он! – ответил Мерл, с опаской поглядывая на стоящего в дверном проеме небритого человека среднего роста, с красным пено-синтетическим матрасом под мышкой.
— Проходи! Что встал? — рявкнул на гостя охранник, вталкивая заключенного в камеру.
— Армрррр! — промычал новенький.
Он что, Фарсурианец? — спросил конвойного Мерл.

— Да нет, он земляк ваш- с Солнечной системы! — неохотно ответил охранник.
Аррураараха! — снова промычал арестант, и немного дернулся.
— Повернись! — скомандовал охранник.
— Гляди, Мерл! – Ларс показал сокамернику на арестанта — он только теперь заметил, что у «новенького» на руках мутным неоновым светом горят силовые браслеты.
— Ого! Похоже, о нем правду говорили!- поддержал друга.
Мерл, погляди сколько в коридоре охраны! — Мерл ткнул пальцем в дверной проем, в котором суетилось около  десяти человек в форме. Когда охранник протянул свой бета-ключ к силовому полю наручников, солдаты сомкнулись плотным полукольцом у дверного проема.
— И как это понимать? — рявкнул в сторону охранников Ларс,- Вы вдесятером его боитесь, а что мы двое с ним сможем сделать, если он разбуянится!?
— Расслабься! Ему вкололи столько молекулярных гипоморфинов, что до завтра он будет очень спокойным. И вообще не волнуйтесь – он вроде как обычный псих! От такого заявления охранника, Ларс захлебнулся ответом — он просто не знал, как возразить на такую безапелляционную наглость. С трудом сглотнув пересохшую в горле слюну, а вместе с ней и подборку изощренных ругательств в адрес тюремщиков, Ларс с трудом выдавил из себя лишь одно слово:
— Надолго?
— Два цикла! – небрежно бросил охранник.

— Сколько? – рявкнул Мерл, подпрыгнув на наре, словно ужаленный током.
— Жжгллл… — ответил ему вместо охранника силовой запор на дверях.

Арестанты молча переглянулись между собой и уставились на гостя.
«Гость» тем временем уложил свой красный матрас на пол у двери, и сел на него подобрав под себя ноги.
— Как зовут? – спросил после затянувшийся молчаливой паузы Мерл.
— Мыгл! – ответил непрошенный гость, и нервно хихикнул.
— Матрац красный! Видишь, Мерл?
— Вижу. Наверное, новые завезли, надо будет и себе за пару никотиновых ампул выменять!
— Нет, Мерл, он не новый — он в крови! – присмотревшись внимательнее к матрасу, сказал Ларк.
— Ух ты! Весело содрогнулся Мерл.
— Ага, обхохочешься! И что делать будем?

— Пусть лезет на нары и не слазит оттуда! Как-то два цикла продержимся! — предложил Мерл, и нервно хохотнул.
— Да? На верхнюю, если, то разве ту, что над тобой! Почему надо мной?
— Идея твоя, Мерл. А помочится на тебя во сне, винить некого будет! – засмеялся Ларс.

— Да пошел ты! Пусть тогда на полу спит! А если будет буянить, или гадить в камере — морду набьем, делов-то!
У него, смотри, и так все лицо разбито. Так что, если что, скажем: привели такого, а хотя с нас и не спросят!
— Ты хоть понял что сказал? – нервно огрызнулся Ларс.
— А что? Охрана избила, что мы не сможем? — ухмыльнулся Мерл.
— А, то! Вспомни, что нам говорили об этом человеке, когда сказали что могут его в камеру к нам посадить?!
— Ну, помню, что боец какой-то… Дело на нем «мокрое» — два трупа. А толку-то? Ты на него глянь! Он же еле дышит, обколотый весь, побитый! Да и не здоровый совсем, и к тому же псих!
— Хорошо, тогда я тебе напомню: возраст 50 лет, арестован за убийство двух сотрудников галактической службы безопасности (голыми руками задушил, между прочим). Обучал космических котиков, подразделения галактической разведки «Сириус» — это спецназ, между прочим! Владеет боевыми искусствами, в том числе и бесконтактными методами боя. Служил в десяти горячих квадрантах. Знает семнадцать языков обитаемой части Галактики. Перед арестом был представлен к званию Генерала Космофлота, про ордена и медали можно составлять каталоги! — перечислил Ларс, а затем секунду промолчав ехидно добавил,- Это ему ты собрался «чуть-что морду набить»?
— Да брось ты! Мы тоже не пальцем деланы, и вообще, я тебе говорю — он псих, и нечего не помнит со своих навыков!
— У него психика больна, Мерл! Но он не инвалид — мышечная память все помнит. Так что, если хочешь, можешь проверить его физическую подготовку. Валяй! А я, когда срок досижу, тебе на могилку кристаллоцветы принесу, обещаю!
— Ну… может в другой раз! — стушевался Мерл,- Слушай, а может я над тобой лягу, а он пусть на моей шконке перекантуется.
— Ах-ха-хах, Мерл! — С чего вдруг такая забота?

— Чего смеешься? Я ж серьезно — жалко, чтоб человек на полу спал.
— Ага! Ну, заодно «если что», то до тебя ему будет труднее дотянуться!- веселился Ларс.
Гость с пустым взглядом следил за беседой арестантов. Заметив смех Ларса, он тоже глуповато ухмыльнулся.
— О, смотри, Мерл! Точно, он тебе ухмыляется — он тебя уже заприметил! — хохотал Ларс.
— Да ну тебя, шутник! Теперь спать не смогу,- обиделся на друга Мерл.
— Я думаю, эти два цикла, мы оба спать не сможем, дружище! И будем только думать о том, чтобы побольше спал «Он»!
***
— Косит! – авторитетно заявил медработник Ларсу.

— Какое там косит! Ты взгляни на него! – показал Ларс на гостя пальцем; космический котик, казалось, понял, что говорят о нем, и неохотно оторвался от своего тошнотворного занятия: последние несколько минут, он с аппетитом жевал свои собственные сопли.
— А я тебе говорю – косит под психа! — упрямо повторил санитар, и глянув на космодесантника, саркастически усмехнувшись, протянул, — А я знаю, что ты косишь!
Космический котик расплылся в дебильной улыбке, и хихикая вытер испачканные соплями руки об волосы. Затем все-так же дебильно улыбаясь направился к силовой перегородке.

— Фу-у! – отпрыгнул от невидимого барьера санитар.
— Фу-у! – передразнил Ларк-, а нам стало быть не «фу-у» ?! С какой стати мы должны терпеть выходки этого психа?
— Он не псих! – упрямо затянул санитар,- Нет документа, что псих — значит не псих!
— То-то и оно, что нет документа…. И у тебя нет документа, что ты человек! —  злобно прошипел на медика Мерл со своей верхней нары.
— Как это нет? У меня галактопаспорт есть! Я — гражданин! – возразил санитар.
— Достаю из широких штанин… — передразнил Ларс. — Да, может и Гражданин, но там не написано, что человек!
— Да пошли Вы! – обиделся санитар.
— С удовольствием! Только силовое поле сними! — засмеялись пуще прежнего арестанты. Веселье передалось, и на космодесантника, и он начал прыгать и кувыркался на полу камеры, подражая вою сирианского зубопса.

— Как его зовут? – решил сменить тему беседы с санитаром, Ларс.
— Олл, кажется, — неохотно ответил медработник.
— А нам сказал что Мыгл! – почесал в затылке Мерл.
— Ну да,- Олл Мыгл! Это его псевдоним,- кивнул санитар
— В смысле псевдоним? Удивился Ларс.
— В прямом! Настоящее имя засекречено!
— Круто! Прямо космический спец агент! — хихикнул Мерл.
В общем, не волнуйтесь! Я вколол ему сильнейшую дозу гипоморфинов, он сейчас должен отключиться и проспать полцикла — сказал медработник, исчезая за углом в коридоре.
— Ага проспит, как же, вчера он тоже должен был проспать до утра, только я всю ночь глаз не сомкнул, пока этот псих по камере бегал!
— Абрр. Обрмрл. Ларолл Срллл… — ворчал Олл Мыгл, затем начал скакать по камере словно матурбианская жаба.
— Как думаешь, Ларк, от чего он так с катушек съехал?
— Не знаю, Мерл, наверное, контузия.
— Знаешь, я думал, что сумасшедшие существуют только на страницах исторических романов. Медицина ведь давно уже научилась лечить все психические недуги.
— Это так, Мерл! – Но, как видишь, и не так! Они, наверное, не смогли излечить его, и поэтому признали вменяемым- не хотят портить статистику!

— Какую еще статистику? — удивился Мерл.
— Идеальную. Ведь по официальным данным в Галактике нет ни одного психа!
— По официальным? — переспросил Мерл.
— Да! Но есть неофициальные данные — говорят, что тех, кого не смогли излечить, свозят куда-то в тюрьмы на краю Вселенной! Где несчастные сгнивают в забытьи, а может, их там даже просто убивают!
— Ужас! Думаешь, и его туда же везут?
— Думаю, да! — мрачно сказал Ларс. — Им плевать на него!

— А если он действительно косит под психа? – сказал Мерл, с отвращением наблюдая за тем, как Олл Мыгл стаскивает штаны и начинает бегать по камере голышом.
— Мыгл! Прекрати! – рявкнул Ларс. Космодесантник натянул штаны и уселся в углу камеры.
— Хорошо, хоть слушается… немного! — заметил Мерл. — Так всё-таки, может-быть он косит?
— Зачем? Смысл? – сказал Ларс.
— Ну, двух человек убил, как-никак! Смертной казни боится! А психов вообще вроде-бы судить нельзя! Кажется, был когда- то такой закон!
— Вряд ли, смертную казнь-то отменили! Кажется, пару хронокварком назад — одно из условий Галактосоюза. А не излечимого психа всё равно никогда не выпустят! Хотя, за его преступления ему пожизненное заключение как клятва космоскаута светит! А так, хоть шанс на помилование есть! А как психа, или «косящего» под психа, его попросту сгноят в тюрьме, чтоб статистику не портить! Так что… Фу, Мыгл, фу, нельзя! – крикнул Ларс, заметив, как Олл Мыгл помочившись в железную тарелку, начинает хлебать свои испражнения.
— Меня сейчас стошнит! – бросился к унитазу Мерл.
— Нет, точно не «косит»! – содрогаясь от отвращения сказал Ларс – ни один человек в здравом уме не станет пожирать свои фекалии! Жаль его! Такой послужной список! Боевой офицер. Что бы он не сделал, он не заслуживает жить в безызвестности, только по тому, что может испортить какую-то там статистику! Его лечить надо, а ему даже экспертизы психиатрической не назначили!
— Да! Вот как, у нас ценят тех кто за свою Галактику жизнь не жалел! Ты глянь, какой у него организм тренированный – санитар столько гипоморфинов вколол, что вегианский хвостоконь бы слег, а он ни в одном глазу! – вздохнул Мерл.
— Да, нельзя так с боевыми офицерами! – согласился Ларс, стискивая в бессильной злобе кулаки. – Из-за какой-то статистики!

— Да сам виноват! Думал систему обмануть смогу – я ведь не знал, что смертную казнь отменили! – донесся вдруг из угла ровный хорошо поставленный голос.
Ларс с Мерлом удивленно посмотрели на стоящего в углу «космического котика». Олл Мыгл стоял, выпрямленный, демонстрируя великолепную военную выправку. Лицо разгладилось, а тупое выражение его лица бесследно исчезло. На арестантов смотрел волевой человек, с умными и немного усталыми глазами. Если не считать исходившего от гостя запаха, можно было даже сказать, что Олл Мыгл вызывает симпатию.
Словно прочитав на их застывших от удивление лицах немой вопрос, Олл Мыгл немного смутившись, сказал:
— Извините, я сейчас приму душ. И приведу себя в порядок. Послушав вас, я на конец понял, что изображать сумасшедшего не имеет более смысла! Они действительно хотят закинуть меня в какое-то забытое Богом место. До сегодняшнего дня, я считал, что все эти истории – обычная уловка, что бы я себя выдал. Я ведь не знал, что уже больше хронокварка времени прошло с тех пор, как отменили смертную казнь!
Ларс молча проводил скрывшегося за перегородкой вакуумного душа космодесантника, и взглянув на недоумевающее лицо Мерла, дико засмеялся.
— Что-то я не совсем понимаю… — с трудом выдавил из себя Мерл.
— Чего не понимаешь, Мерл? – давясь от смеха спросил Ларс.
— Зачем он косил? Зачем он притворялся психом?

— Чтобы не умереть, Мерл! Ты только представь себе, что вся система, чиновники и тюремщики ломали себе голову, над тем, что делать с этим человеком, чтоб только он не портил им статистику! А всего-то, достаточно было сказать ему, что смертную казнь отменили!
— Да, Ларс,- этот тренированный супербоец, с сильнейшей силой воли, сумел обмануть систему, и едва тем самым, не обманул самого себя, только потому что системе на него плевать! – засмеялся вдогонку Мерл.
— Смешно!
— Да, смешно, Ларс! Хотя смех этот не от веселья!
— Ты прав, Мерл, но плакать уже сил нет, да и плакать нельзя! – вздохнул Ларс.
— Почему плакать нельзя? – спросил удивленный Мерл.
— Потому что статистику испортишь! В нашей Галактике по официальным данным уже сто хронокварков никто не плакал…

03.07.2013

 

Рейтинг: 0

Автор публикации

100
не в сети 1 месяц

admin

Комментарии: 4Публикации: 76Регистрация: 01-09-2016

About the Author

2 thoughts on “Сила равнодушия”

Добавить комментарий

Авторизация
*
*



Регистрация
*
*
*
Генерация пароля
Facebook Auto Publish Powered By : XYZScripts.com